dashka_zdes (dashka_zdes) wrote,
dashka_zdes
dashka_zdes

о реформах языка

У нас есть одна такая сеть фастфуда, построенного на вольных заимствованиях из русской кухни, и там видимо политика такая, что работники к посетителям обращаются "сударь" и "сударыня". в последние годы как-то попустились, а раньше, кажется, прямо так и обращались - "чего изволите, сударыня". Фразочка эта раздражает, а я вообще интересуюсь раздражением. Оно недооценено, его принято считать чем-то вроде недопроявленной злости или гнева, а там все сложнее гораздо. Вот прямо это для меня и сигнализирует раздражение - "все гораздо сложнее". Так что там с сударынями?
Первый импульс конечно - "это неправильно, так говорить". А потом начинаешь думать а почему, собственно, это неправильно, и как было бы правильно, и че-то как-то пропадает желание защищать эту норму. Потому что правильно исходя из этой логики было бы, конечно же, "чего изволите, барин". Ведь сударь - это обращение на равных, и если какой-нибудь половой в трактире так обращается к посетителю, то он что же, претендует на равенство позиций? И тут я понимаю что да, вообще-то что тут такого, сегодня он мне делает блин с бужениной, а завтра я ему тоже продам что-нибудь, и видала я такие рестораны в России, где как раз официанты лебезят и четко воспроизводят эту традиционную модель неравенства - барыней не называют, но эффект достигается уже за счет специального положения позвоночника. Ну и это же противно, это не нравится мне, я не хочу чтобы так было. Вся сложность досоветского арсенала обращений построена именно на неравенстве, и если не в реконструкторство играть, а пользоваться языком для нынешних нужд - так и надо, по идее. оставить только сударь/сударыня, это вежливо и демократично. а все эти "милостивый государь", "любезный", "барин" - это не про вежливость, а про иерархию.
Но тут проходит следующий слой раздражения. Получается, что в попытке провести такую демократизирующую реформу языка, мы как бы делаем вид (как мы тут все последнее время очень любим), что целого большого куска истории у нас не случилось. Потому что реформа языка уже была - с попыткой создать обращение не только бессословное, но и безгендерное. Вот только с бессословностью сорвалось очень быстро - почти сразу оказалось, что есть такие позиции, между которыми нельзя "товарищ", а можно только "гражданин" (когда это произошло не знаю, но видимо довольно рано. у ильфа и петрова, вроде бы, уже это есть).
В общем, что получается? получается, что мы даже обратиться к незнакомому человеку в элементарной социальной ситуации не можем, не испытывая чувство неловкости, подключающее нас ко всяким мучительным вопросам русской истории. А вы спрашиваете - че у них такие нервные все там.

(на полях: думаю, примерно такая же история с феминитивами - для тех, кому они важны. у меня вот как-то нет эмоционального отклика, мне не принципиально. но тех у кого он есть вполне можно понять. и тех, кого бесит "авторка", и тех, кто яростно за нее борется. а все же было бы круто, если бы такая же по накалу дискуссия шла бы у нас на тему "как правильно обращаться к незнакомым людям - сударь/сударыня, товарищ, назовите ваш вариант")
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments